Четверг, Апрель 19, 2018
Главная > Главное за сегодня > Что будет с рублём в 2018 году

Что будет с рублём в 2018 году

«Парламентская газета» попыталась разобраться, о чём это говорит и к чему надо готовиться.

Владивосток-2000

Главным «денежным событием» ушедшего 2017 года, безусловно, стало октябрьское появление купюр в 200 и 2000 рублей. Новых банкнот в России не вводили уже давно — с 1998 года, так что Центробанк даже снял клип, в котором его сотрудники во главе с Эльвирой Набиуллиной поют хит группы «Мумий Тролль» «Владивосток-2000»: именно этот город изображён на двухтысячной купюре. И всё же вопросы, зачем потребовалось введение новых банкнот, звучали.

«Мы привели наличное обращение в соответствие с инфляцией, которую испытали в 2014 году, — объяснил председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Стоимость денег тогда упала примерно в два раза, поэтому стало эффективнее использовать более высокие номиналы купюр. А мелкие купюры будут постепенно уходить».

Действительно, до сих пор самыми ходовыми в России были банкноты в 100 и 1000 рублей — вот их номиналы и удвоили. 

Если копейки и пятаки уже давно исчезли из обихода, то в ушедшем году за ними потянулись и гривенники. Всё больше магазинов, особенно в крупных городах, предпочитают не иметь дела с мелочью и округляют суммы в чеках до рублей. И если тенденция сохранится, то в ближайшие год-два может настать черёд и 50-копеечных монет.

Да что там копейки! Сразу после появления 200- и 2000-рублёвых банкнот поползли слухи, что купюры достоинством 50 рублей изымут из обращения. По мнению многих экспертов, полтинники будут уходить постепенно в течение четырёх-пяти лет — за ненадобностью, как это уже случилось с 5- и 10-рублёвками. Россияне, впрочем, пережили эту новость спокойно. Но не все. Обидно стало петербуржцам: именно их город нарисован на полтиннике. Громче всех возмутился депутат городского Заксобрания Алексей Цивилёв. Он потребовал от главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной сохранить изображение Петербурга на российских деньгах. «Это второй по величине и значению город страны, его культурная и морская столица. Это город, переживший блокаду», — перечислял аргументы парламентарий.

Вскоре Центробанк сообщил, что в его планы пока не входит изъятие полтинников из обращения. И хотя доля 50-рублёвок в общей денежной массе всего девять процентов — меньше только у практически канувших в Лету червонцев, — Питер успокоился.

Безнал побеждает

Ещё десять лет назад наличная денежная масса в России увеличивалась на 1,1-1,3 триллиона рублей в год. Но в 2014 году вдруг резко замедлила свой рост: достигнутый тогда уровень — восемь с хвостиком триллионов рублей — сохраняется и по сей день. Подобное постоянство наблюдалось в новейшей российской истории лишь раз — в 2008-2010 годах.

Казалось бы, именно тогда, в самый разгар кризиса, денежная масса должна была расти: рубль падал, цены поднимались, населению требовалось больше рублей. Но Правительство удержалось от соблазна запустить печатный станок. Это помогло преодолеть последствия экономических неурядиц десять лет назад, помогает и сейчас. Более того, в 2016 году объём наличности даже подсократился на 300 миллиардов рублей.

При этом расходы среднего россиянина выросли вслед за потребностями: люди тратят больше денег на продукты, одежду, отдых, покупают машины и квартиры, строят дачи. Но где же эти деньги? Почему они не влияют на денежную массу?

Под Новый год ответ на эти вопросы дал Центробанк: жители страны теперь предпочитают расплачиваться банковскими картами. Если раньше пластиком пользовались в основном для снятия денег в банкомате, то теперь с ним идут в магазины.

«За девять месяцев 2016 года физические лица сняли с карт более 19 триллионов рублей, а за тот же период 2017 года — на 300 миллиардов меньше», — сообщили в Центробанке.

Но если число платежей по карте растёт, то размер среднего чека падает. Десять лет назад средний размер покупки превышал тысячу рублей, а теперь не дотягивает и до 900.

«Это свидетельствует, что карты всё чаще используются нашими гражданами при совершении повседневных покупок», — пояснили в Центробанке.

Бизнесу становится всё интереснее возвращаться в Россию, и опубликование санкционного списка Госдепа это только простимулирует.

Правда, эта тенденция затронула не всю Россию. Если в среднем по стране на один рубль, уплаченный по карте, приходится два, снятых в банкомате, то на Северном Кавказе это соотношение совершенно иное. Так, в Чечне на покупки картами в этом году потратили семь миллиардов, а сняли наличными в банкоматах 68 миллиардов, что почти в 10 раз больше. В Ингушетии эти показатели различаются в девять раз. В Дагестане — в шесть раз. В Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии — в четыре раза. То есть в этих регионах наличными по-прежнему пользуются намного чаще, чем банковскими картами. Но рекордсмен здесь Крым: его жители расплатились картами на 12 миллиардов рублей, а наличными — на 143 миллиарда, то есть в 12 раз больше.

Совершенно другая картина в Москве, Петербурге, Московской области — там суммы, потраченные с помощью карт, уже приближаются к объёмам снятой наличности. Не сильно отстают от них регионы Урала, Сибири, Приволжья. Но в абсолютных лидерах — Северо-Запад: Архангельская область, Коми и Карелия. Жители последней в этом году расплатилось картами почти на ту же сумму, что и налом: 63 и 66 миллиардов соответственно.

Всего же в России выдано 265 миллионов банковских карт. То есть у каждого взрослого жителя страны их по две-три штуки. И ясно, что количество безналичных платежей будет только расти, что приведёт к уменьшению наличной денежной массы. Не сразу, конечно, но лет через пять монетами и банкнотами жители самых продвинутых регионов будут пользоваться лишь в исключительных случаях. А там, глядишь, и Северный Кавказ с Крымом подтянутся.

Если дополнительные санкции окажутся очень жёсткими и затронут важные сектора экономики, это может сказаться на курсе рубля, считает Анатолий Аксаков. Фото: ПГ / Юрий Инякин

Назад в Россию

Помешать денежному прогрессу может только одно: если Россию отключат от системы межбанковского обмена SWIFT, к чему в 2014 году призвал Евросоюз, а полгода назад ту же идею высказали несколько американских конгрессменов. Впрочем, большинство экспертов не верят в такой сценарий: это станет мощным ударом не только по российской экономике, но и по всему западному миру. К тому же SWIFT — это независимый кооператив, базирующийся в Бельгии и подчиняющийся только законам этой страны и Евросоюза. И директивы американского конгресса ему не указ.

Такую санкцию он применял лишь дважды — против Ирана и КНДР, и то в порядке исключения. Отключение от SWIFT затруднит прохождение любых безналичных платежей — хоть при бизнес-сделках, хоть при обычных покупках в магазине. Другое дело, что от этого экономика не встанет: в мире есть и альтернативные системы, пусть и не такие распространённые. Но на курс рубля такое решение, если оно свершится, точно повлияет.

Нам надо подумать, стоит ли и дальше приобретать американские ценные бумаги.

«Мы сейчас следим за решением Госдепа и минфина США, которые в феврале должны определиться с новым санкционным списком в отношении российских компаний и физических лиц, — рассказал Анатолий Аксаков. — Но не просто следим. Мы принимаем меры, чтобы противостоять санкциям. Президент не зря высказался о продлении финансовой амнистии: деньги, которые хранились за рубежом, уже начали возвращаться на родину, в Россию. И это — очень хорошее явление. Бизнесу становится всё интереснее возвращаться в Россию, и опубликование санкционного списка Госдепа это только простимулирует».

Тем не менее Аксаков не спорит с экспертами, считающими, что если дополнительные санкции окажутся очень жёсткими и затронут важные сектора экономики, это может сказаться на курсе рубля — вот тут-то репатриация финансов и поможет снизить негативный эффект.

Тем не менее Аксаков считает, что выводы из происходящего должны делать не только предприниматели, но и государственные органы. Например, им стоит обратить внимание на арест части суверенного фонда Казахстана — властям этой страны по требованию суда закрыли доступ к активам, хранящимся в зарубежных банках. Речь идёт о суммах, сопоставимых с пятой частью всего ВВП Казахстана. Причём под арест попали и казначейские векселя США.

«Для нас это должно стать предостережением, — призвал быть осторожными Аксаков. — Нам надо подумать, стоит ли и дальше приобретать американские ценные бумаги. Я считаю, нам не нужно поддерживать высокий курс этих бондов, пусть американцы пострадают из-за политики своего Госдепа».

Однако депутат не верит, что США пойдёт на арест российских авуаров — это равносильно объявлению войны, и на такие меры Штаты не шли даже во времена СССР.

«К тому же это станет сигналом и китайцам — они тоже будут думать, покупать ли им американские бонды, — уверен Анатолий Аксаков. — Да и Индия призадумается».

 

Деньги в России
Infogram
Источник