Вторник, Сентябрь 19, 2017
Главная > История успеха > Лада Лапина: известный блогер и гештальт-терапевт рассказывает о своей жизни без прикрас

Лада Лапина: известный блогер и гештальт-терапевт рассказывает о своей жизни без прикрас

Лада Лапина: известный блогер и гештальт-терапевт рассказывает о своей жизни без прикрас

Идеи успеха / 
Истории успеха

Мое знакомство с Ладой Лапиной началось с ее заметки о том, что «Жить стало совершенно невозможно». Было раннее утро после ночи без сна, старшая дочь искала свои носки, а младшая спала на руках, так что с утверждением про жизнь я не могла не согласиться. Свободной рукой я подписалась на обновления Лады и стала ждать, когда мои дети тоже начнут спать самостоятельно, а я стану в планку и заведу стартап, чтоб доходы девать было некуда.

Пока я только ждала, Лада продолжала писать. Про детей, подарки, психологию и стиль. Все это здорово отвлекало от ожидания, поэтому я решила расспросить Ладу обо всем понемножку, ведь она — мама троих детей, гештальт-терапевт, а также основатель проекта «Осознай свой стиль», который больше всего интересовал меня в контексте вечных джинсов.

Спрашивать мне мешала годовалая дочь, поэтому немудрено, но первый вопрос был о том, как все успеть. На что Лада сказала:  

— Я не успеваю много чего другого. Наверное, это вопрос приоритетов.

В этом месте я стала серьезной и спросила о жизни, какой ее видела Лада в 15.

— Мне кажется, я тогда вряд ли думала про свою будущую жизнь с точки зрения планов. Меня больше всего интересовало, как похудеть.  Ну и романтическая любовь, конечно.  Периодически влюблялась в актеров и в других недоступных людей. Страдала, плакала, совершенно некогда было думать про что-то еще.

Лада могла бы стать моделью, актрисой или музой какого-нибудь режиссера. Поэтому я спрашиваю о том, как так вышло, что она начала писать.

— Я поняла, что умею складывать слова в связный текст еще в школе. Куда пойти учиться после ее окончания, было совершенно непонятно. У меня довольно хорошо получалось многое, выбрать я не могла, так как ни в чем не была уверена, а родители имели свое собственное мнение. Так, я не стала поступать в иняз и медицинский, а пошла учиться на менеджера по связям с общественностью в бывшую партшколу. Журналистика, часть курса обучения, предполагала умение писать, а хотя бы в этой своей способности я не сомневалась. Кстати, что такое пиар, тогда мало представляли даже наши преподы, не говоря уже о студентах, если говорить про сознательный выбор.

Когда я заявила нашей преподавательнице, что иду работать на телевидение, она покрутила пальцем у виска и сказала, что у меня есть стиль и нужно идти работать только в газету. Или журнал. В газету я не пошла, а потом и вовсе оказалась со СМИ в параллельной реальности. Спустя много лет я попыталась писать дневниковые записи в ЖЖ и автобиографические рассказы, но довольно быстро сдулась. Единственное, что я делала регулярно, это постила подзамочные страдальческие послания в фейсбуке. О том, как мне трудно с тремя детьми и перфекционизмом. Пару раз страдания были с юмором, это заметили и намекнули на продолжение банкета. И действительно, скоро я обнаружила, что записи поддерживают меня в вихрях жизни, а многим даже нравятся. Так и втянулась.

И не нужно было Ладе становиться ничьей музой, ведь так она бы вдохновляла кого-то одного. А ее заметки – вдохновляют тысячи. Даже тех, кто в джинсах, — тоже вдохновляют. Потому что Лада точно что-то знает. Про детей, перфекционизм, терапию. И эти самые, невозмутимые и незаменимые, джинсы.

— Собственно, можно и нужно разрешить себе оставаться в джинсах, потому что это универсальная в мамском житье-бытье вещь. Функциональная, удобная, практичная, актуальная во все времена. Но как только силы перестанут тратиться на то, чтобы каждый день ругать себя за неправильность и отсутствие стиля, не исключено, что найдется и другой вариант «материнской униформы».

Лада основала проект «Осознай свой стиль» — стиль в контексте психологи. Очевидно – это не проект одного дня, и не идея, упавшая в руки случайно.
— Как это вышло? – спросила я.  

— Модой и стилем я интересовалась со времен практики журналистом в одной модной новосибирской телепередаче. Потом даже работала над похожей программой в качестве шеф-редактора. Знаний было достаточно, хотя системности и не хватало. Когда наступил очередной кризис «мне никогда не стать психологом» (явных достижений на этом поприще не было — дети поглощали меня с потрохами), я предложила подругам услуги в качестве стилиста, чтобы не пропадать добру. Но практически сразу же стало понятно, что во всей этой истории меня интересует только психологический аспект, проблемы самовыражения. Импульс стать стилистом ушел, но пришла идея проекта на стыке психологии и стиля. Правда, до его реализации прошло достаточно много времени.

Сейчас я пытаюсь вывести его из онлайн-формата, запланированы первые воркшопы на основе программы проекта. Вряд ли это станет бизнесом, но идея продолжать работу в группах меня очень вдохновляет, потому что я очень люблю живое общение.

Кризис под названием «Мне никогда не стать психологом» поражал меня тоже, но психологом я так и не стала. А Лада стала, и я спросила ее – как?

— Я прежде всего гештальт-терапевт, то есть психотерапевт в гештальт-подходе. Меня впечатлили перемены в себе после личного опыта терапии. Гештальт до сих пор кажется мне удивительным методом: красивым, творческим, эффективным. Сначала я решила всех поразить, став великим гештальтистом, но втянулась, увлеклась и теперь просто работаю. И чувствую себя на своем месте.

У Лады в истории – много клиенток, которые изменили себя, свой стиль и шаблоны поведения. Она – как скульптор, помогает проявится лучшему. Но терапия, как мне кажется, — двусторонний процесс, меняет не только клиента. Поэтому я спрашиваю — какие они, клиентки Лады.

Все мои клиентки – чудесные. Я вообще считаю шаги к себе в терапии большим мужеством, потому что это трудный путь. Гораздо легче искать причины жизненных неудач в плохой карме и неправильных людях. Мой проект – психотерапевтический, приходится встречаться с неприятными воспоминаниями и забытой болью, мучительно переосмыслять правила, по которым жил всю жизнь. Но я восхищаюсь не только смелостью своих девочек, но и широтой их личности, остроумием, чувством юмора, талантами. Мне везет на людей, и я очень благодарна за это мирозданию.

Однако, терапия – процесс длительный, иногда очень неявный. Многие приходят в него с ожиданиями быстрых перемен, и тогда неизбежно наступает разочарование. В моем проекте может и не быть фотографий «до» и «после», как в популярных программах о превращениях из золушки в принцессу. Тем не менее, все девушки в отзывах упоминали о том, что когда им удавалось немного больше принять то, что есть, уже происходили чудеса. Оказывалось, что уже не хочется срочно худеть, покупать много новой одежды и учиться правильным сочетаниям. Свобода от жестких долженствований — целительная, преображающая вещь. 

—  Стало ли легче с вами жить после того, как вы стали гештальт-терапевтом? – спрашиваю я. Потому что интересно, как все устроено у них самих. Тех, кто заглядывает в души… и продолжает любить живое общение.

— Со мной стало неудобнее жить. Потому что если раньше я подстраивалась под всех, желая угодить, то когда я стала громко заявлять о себе, это вызвало недоумение и возмущение, так как возникла необходимость договариваться, учитывать мои желания. Конечно, кому понравится. Но когда я попала в психологию, однозначно стало легче жить мне самой. 

— Как происходит ваш день? Какой у вас график?

— Каждое утро у меня очные встречи с клиентами, поэтому, отправив детей в садик с помощью мужа, я иду на работу. Иду чуть больше получаса пешком, чтобы успеть заметить перемены в природе и подумать о чем-нибудь. Затем возвращаюсь домой, где работаю онлайн: это могут быть консультации, ведение блога или написание текстов. Вечером возвращаются дети (а иногда, когда болеют, они никуда не уходят, и тогда работа идет параллельно с «мам!»), и мне надо спускаться с небес на землю и идти готовить ужин.

— Есть ли у вас мечты, которые не являются планами на данный момент?

— Есть. Я хочу побывать в Нью-Йорке и навестить Прагу, по которой скучаю. Еще мне хочется научиться рисовать скетчи, освоить фотокамеру и заиметь собственный домик на берегу моря. И это только начало списка. 

— Какие у вас амбиции?

— Если вы про то, на что я решаюсь замахнуться, то первое приходит на ум вот что: написать книгу, спеть «feeling good» на большой тусовке, оказаться на обложке журнала. Желательно не «Сад и огород».

— Вы чувствуете себя счастливым человеком?

— Иногда да, иногда нет. Но зато когда чувствую, хочется взлететь.

— Есть какое-то место мечты, где бы вы хотели жить?

— Очень люблю Петербург, несмотря на климат. Это не значит, что я хочу там жить постоянно, но наезжать было бы неплохо.

— Хотите ли вы написать книгу?

— Это цель, потому что есть идея и примерная структура. Иногда я предаюсь безосновательным мечтам о крупном авансе от большого издательства, который позволил бы мне сократить практику и спокойно писать, не задумываясь о хлебе насущном. Пока у меня такой возможности нет.

— Чего бы вам хотелось именно сейчас?

— Звонка от издателя с предложением аванса (а может быть, просто ключи от квартиры, где деньги лежат). И спать.

Ну вот не зря я на нее подписывалась, — думаю я, улыбаясь. Ведь спать – такое прекрасное занятие.
Источник: miridei.com