Вторник, Сентябрь 26, 2017
Главная > Стиль > Офис «ВТБ 24 Private Banking»: истории из жизни

Офис «ВТБ 24 Private Banking»: истории из жизни

 

 

 

 

1/3

Справедливости ради надо сказать, что первоначально здание выглядело более скромно и служило местом обитания прислуги князя Петра Лопухина, чья огромная городская усадьба занимала целый квартал. Современный нарядный внешний вид оно обрело в 1853 году. Тогда его купил Петр Секретарев, отец которого был камердинером у Григория Потемкина и императрицы Екатерины II.

Историки полагают, что к оформлению фасада приложил руку гениальный архитектор Константин Тон — он жил в этом доме, когда проектировал храм Христа Спасителя. А владелец здания Секретарев содержал театр, прозванный в народе «Секретаревкой», в котором играл начинающий актер Константин Станиславский. И что в наши дни? Воссозданный храм Христа Спасителя виден из окон особняка, а именем Станиславского названа одна из красивейших переговорных комнат отделения «Гоголевский» «ВТБ 24 Private Banking». История закручивается в спираль вновь и вновь, причудливо переплетая имена и судьбы. 

Переговорная «Станиславский»

По словам директора отделения Асланбека Начоева, банк использовал единый брендбук при создании интерьеров во всех офисах private banking. Так что стилистические решения и концепция проходят по ним красной нитью, различаются только личности, которым посвящены переговорные. Где-то это великие художники, музыканты, здесь же сосредоточились на видных исторических деятелях.

Асланбек Начоев

Например, мы общаемся в просторной комнате, которая носит имя Ивана Крузенштерна. Каждая деталь в ней, что называется, «в строку». И уникальный корабельный паркет, и картины, включая портрет самого адмирала, и макеты судов, и карты с глобусом… 

Переговорная «Крузенштерн»

В переговорной «Пушкин» на Александра Сергеевича смотрит Наталья Гончарова, а полки заставлены произведениями русских и мировых классиков. Книги не пылятся без дела. Клиенты банка часто листают их в ожидании переговоров или просто придя в отделение отдохнуть между деловыми встречами. 

Переговорная «Пушкин»

Почетное место в переговорной «Чайковский» отдано старинному пианино, за которым изображен нотный лист с маршем из «Щелкунчика» — садись и играй. Но инструментом лучше только любоваться — попытка изобразить на нем даже незатейливый «Собачий вальс» обернулась звуковой какофонией. 

Переговорная «Чайковский»

Если среди деталей интерьера много вещей антикварных, то мебель вся новая, созданная специально для этого отделения банка итальянскими мастерами. Внутренняя отделка тоже сделана с нуля, после консультаций с историками. Как, смеясь, сказал Асланбек, этот дом — самый наблюдаемый архитектурный памятник города Москвы, потому что прямо за ним находится департамент культурного наследия. Так что сотрудники банка шутят: даже форточку лишний раз не откроешь — заметят и позвонят.

Переговорная «Александр II»

Одна из самых просторных переговорных носит имя любимого всеми художника Ивана Шишкина. Традиционно именно в ней обсуждаются все сделки с недвижимостью. Здесь есть свой отдельный кофе-поинт, в шаговой доступности расположен депозитарий на 600 ячеек.

Переговорная «Шишкин»

Даже кассовые узлы в отделении выполнены в соответствии с общей концепцией. Окна в них оформлены классическим багетом, так что про девушек-кассиров смело можно сказать: «будто сошли с картины».

Живописные произведения, которыми украшены коридоры и комнаты, предоставляют различные галереи. Подбирать картины, гармонично вписывающиеся в интерьер, — достаточно кропотливая и интересная работа. Все полотна продаются, так что клиенты банка имеют возможность неторопливо и обстоятельно изучить их в одном месте, а не тратить время на походы по московским арт-выставкам.

 

 

 

 

1/6

Разгар дня, многие переговорные заняты, значит, работа кипит. Но в воздухе — никакой суеты и офисного мельтешения. Коридоры тихи и пустынны. Асланбек Начоев говорит, что с этим зданием очень повезло: оно не только стоит в стратегически важном месте — в центре, вблизи от основных дорожных развязок, — но и удобно спроектировано в отличие от многих исторических строений. Старинная его часть полностью отдана клиентам, а в пристройке, которая появилась в конце XIX века, расположились внутренние подразделения офиса. Поэтому гости и сотрудники передвигаются двумя разными путями и клиенту никогда не будут попадаться люди, бегущие куда-то с бумагами на печать и подпись.

Кстати, о клиентах. На вопрос, изменились ли они за последние лет пять, Асланбек ответил, что да и достаточно сильно: «Мы видим тенденцию к омоложению клиентской базы. Если раньше офис посещали владельцы бизнеса и представители госструктур со средним возрастом за пятьдесят, то сейчас в банк стали чаще приходить сорока-сорокапятилетние топ-менеджеры из коммерческих компаний». Но в основном это все еще «люди первого капитала», их наследники в массовом порядке будут появляться лет через пять-семь.

Что еще заметно: серьезно поменялись потребности клиентов. Если раньше всех интересовали в основном депозиты, то сейчас к ним прибавились инвестиционные услуги. При этом люди больше не замыкаются на вложениях в России, они готовы приобретать и зарубежные финансовые инструменты. 

 

 

 

 

1/2

Асланбек рассказал про одного из клиентов, которому уже за 70 лет, но он настолько интересуется окружающей действительностью и так глубоко изучил инвестиционный рынок, что сам приходит с идеями. И вот когда начинается эта «игра», когда банкир и клиент понимают друг друга с полуслова, придумывают вместе ходы и решения — тогда можно считать работу менеджера private banking выполненной. В этом и есть ее суть: стать для человека незаменимым — интересным собеседником, советчиком, помощником. 

В последние годы меняются даже функции офисов private banking. Клиенты не только обращаются за консультацией или для оформления сделки, но и назначают здесь свои встречи. Это очень удобно, с учетом московского трафика и нехватки свободного времени. Часто гости клиентов сами проникаются атмосферой исторических интерьеров и приходят обслуживаться в банк.

Переговорная «Петр I»

Источник