Пятница, Ноябрь 24, 2017
Главная > Общество > Закулисье модной индустрии: интервью с fashion фотографом Александром Кожиным

Закулисье модной индустрии: интервью с fashion фотографом Александром Кожиным

Закулисье модной индустрии: интервью с fashion фотографом Александром Кожиным

Идеи успеха / 
Истории успеха

Думаю, это было совпадением, но перед интервью я рассматривала свои красные туфли на шпильке и думала о том, что ходить в них так и не научилась, несмотря на то, что стоять в них могу очень даже художественно, что подтверждают удачные кадры.

– Все равно, это заслуга фотографа, — подумала я и спрятала туфли назад в коробку, ждать чуда. Потому что чудеса происходят, когда в них не только веришь, но и что-то делаешь, а в нашем с туфлями случае это что-то делал именно фотограф. Не такой, как Александр Кожин, но тоже знающий толк в туфлях. И в платьях. И в моделях. Или, все-таки, только в кадрах?

— Как так случилось, что вы стали fashion-фотографом, — спросила я у Александра первым делом, рассматривая ангелов на фото в инстаграм.

— Это было лет 6-7 назад. Не вчера. Я родом из Белоруссии, из Минска, — говорит Александр, — Там я, соответственно, тоже работал фотографом, и меня познакомили с Яниной Гончаровой прямо накануне того, как она организовала и провела самую первую Белорусскую неделю моды. Я был первым и официальным фотографом Белорусской недели моды. Я снимал показы, в промежутках, пока люди готовились – снимал бэкстейдж, в промежутках между промежутками я еще выбегал и фотографировал гостей. Можно сказать, я там в течении 4-5 дней жил. Так началось мое первое знакомство с этой кухней. Следующим шагом был Mercedes Benz в Москве, но тогда это еще так не называлось, а просто Russian Fashion Week, и тогда я больше целенаправленно снимал бэкстейдж.

— Там, за кулисами, должно быть интересно, — подумала я и все же задала вопрос «почему».

— Я буквально недавно опубликовал опрос на вебсарафане на тему «Почему бы вам было интересно увидеть бекстейдж фотографии?» — сказал Александр, — Там были такие пункты как: посмотреть на моду с изнанки, посмотреть на моделей не как на кукол, а как на живых людей. Это, скажем, два самых главных пункта почему. Потому что это эмоции, практически никакой постановки, мир того, как делается все.

Все логично. Люди не хотят смотреть просто картинки. Люди хотят видеть жизнь.

— Когда люди находятся в одном помещении в течении 5-7 часов, — продолжает Александр, — в определенный момент они перестают носить маски и ведут себя естественно. Можно наблюдать: как модели коротают время, что они делают, как ведет себя дизайнер, насколько сильно он переживает. Как модели готовятся к выходу. Потому что это волнительно – когда выходишь на подиум от модного дизайнера и на тебе его платье. Пускай и выход – это всего пройтись туда, развернуться и вернуться назад.

«Всего» пройтись, развернуться и вернуться назад — выглядело для меня невыполнимой миссией, и я подумала, что Александр, должно быть, очень по-человечески делает свою работу.

— Я бы не сказал, что это по-человечески. Это на самом деле, в какой-то мере, жестоко, -говорит он. —  Потому что я показываю, какие они. Я могу над ними висеть несколько минут и ждать, когда они отвлекутся, и что-то сделают такое, что никогда не покажешь на обычной профессиональной фотографии.

— Даже за кулисами нет им покоя, — подумала я, а вслух спросила, как именно ведут себя модели.

— Каждая профессиональная модель, которая попадает на подиум, должна, как это ни странно, уметь ходить, — говорит Александр, а я снова думаю про туфли, — Когда смотришь на профессиональную модель и на модель, которая только начинает, – это визуально большая разница. Главный навык, который есть у модели – это быть профессионалом. Но быть им, в первую очередь, во время работы. Не во время подготовки, а именно во время работы. Быть в состоянии выполнить установки дизайнера либо постановщика, — говорит он, а я понимаю, что не дождусь историй о том, как кто-то не поместился в платье, вымазался в блестках или упал с высоты каблуков, как героиня «Глянца» на подиуме.

— А вы, получается, вездесущий за кулисами? Все видите? – спрашиваю я, представляя Александра в гримерке.

— Да, выходит, все, — смеется он, — И когда они одеваются, и переодеваются. Здесь заметен профессионализм модели. Иногда просят не фотографировать. Получается такая вилка — с одной стороны нельзя, а с другой – это моя работа, — говорит Александр, — Естественно, я стараюсь быть менее заметным, но иногда могу завести какой-то диалог, познакомиться. Очень много иностранных моделей, со всего мира. Это Бразилия, Америка, Франция, Италия.

— Заболтать и сфотографировать, — думаю я, а Александр продолжает, — Но профессиональные модели – они уже столько раз переодевались, им уже настолько все равно, кто на них смотрит и как на них смотрят. На каждом показе есть секьюрити. Если у тебя нет разрешения – никто тебя туда и не пустит. Там каждый делает свою работу.
Делать свою работу – это важно, — думаю я, — но как-то же нужно этому научиться.

— Как на подиумы попадают новички? – спрашиваю я, снова думая про туфли. В них я бы точно никуда не попала.

— Через агентства, — отвечает Александр, —  Модель сначала проходит кастинг у дизайнера. Если она его прошла – происходят примерки, которые тоже фотографируются. Фотографии примеров вывешиваются потом на специальном стенде перед показом. Зачастую это в разные дни делается. Сегодня кастинг-примерка, только завтра показ. Стенд – это общая информация, чтобы было понятно – какая девушка, как зовут, какой лук либо образ, в какой последовательности они выходят, сколько выходов у каждой модели. Как они должны выйти, в каком построении и темпе, под какую музыку, где остановиться, где развернуться. Когда выходит дизайнер. Все репетируется. На каждом показе присутствуют волонтеры либо профессиональная команда, которые помогают модели переодеваться. Потому что нужно успеть выйти с подиума, переодеться и снова выйти. Существует строгий порядок, кто за кем выходит, — описывает Александр этот мир в деталях, — А сам показ длится от 5 до 7 минут всего, — говорит он, и я определенно понимаю, почему он выбрал именно бэкстейдж.
За 5-7 минут можно увидеть только то, что хотят показать. А вот там, за кулисами, — все по-настоящему. Настолько, что можно написать об этом книгу.


За 5-7 минут показа можно увидеть только то, что хотят показать. А вот там, за кулисами, — все по-настоящему. Настолько, что можно написать об этом книгу. — Как продвигается работа над вашей книгой с показов? – спрашиваю я, представляя такое себе пособие по пониманию того, как устроен мир красивых платьев. 

— По планам, книга выйдет в свет до Нового года. Сейчас активно ведется верстка, дизайн, написание текстов. Я готовлю альбом с фотографиями с показов таких дизайнеров как: Вивьен Вествуд, Роберто Кавалли, Филипп Плейн, Dsquared, Джон Ричмонд, Слава Зайцев, Гога Никабадзе, Игорь Гуляев, — перечисляет Александр, — Это будет первое печатное иллюстрирование моих работ за 6 лет. Будут фото с недели моды в Майями, Милане, из Москвы и Парижа. А в Париже проходят недели моды Pret-a-Porter, а также от кутюр, Haute Couture. 

В этом месте я узнаю, что мода Pret-a-Porter – это то, что поставляется крупными дизайнерами в массовое производство. Модели готовой одежды, которую можно одевать на улицу, даже мне.

— Будут съемки от кутюр, которые являются просто шедевральными. Это самые впечатляющие недели моды в плане нарядов, красоты, роскоши и изящества, — говорит Александр и, думаю, его глаза горят как стразы Сваровски.

— Моя идея, — говорит он, — это показать интересующимся людям закулисье. Потому что все видят только вершину айсберга. Это 30-40 снимков, на которых меняется только наряд. Я хочу показать, как это все там происходит. Это жизненные фото.

Мне интересно, как Александр смотрит на обычных женщин после мира роскоши, красоты и блеска. А когда интересно – я спрашиваю. И получаю ответ.

— Дело в том, что модель – это не женщина. Это профессионал, который был выбран для показа. Модель нельзя сравнивать с женщиной, которая может стать женой, или любовницей. В жизни это абсолютно иные люди. Да, мера у меня теперь иная, — признает Александр, — но суть от этого не меняется. Мое отношение к моде прошло через математику, — вспоминает он свое информатико-математическое прошлое, а я вспоминаю закон – от перестановки слагаемых сумма не меняется.
Модель – это не женщина. Это профессионал, который был выбран для показа. Модель нельзя сравнивать с женщиной, которая может стать женой, или любовницей. В жизни это абсолютно иные люди.От количества моделей в жизни отношение к женщине не меняется. И от платьев и блесток… умение делать красивые кадры не меняется. Хоть Александр и говорит, что не будь он мужчиной, он бы не смог показать то, что показывает.

А я думаю смог бы. Потому что настоящая жизнь – она для всех настоящая. Для фотографов и моделей, для инженеров и механиков. Просто вершины для всех разные. И количество платьев на один объектив.   

С работами Александра можно познакомиться по ссылке.
Источник: miridei.com